Нихт Алиен (lheujq321) wrote,
Нихт Алиен
lheujq321

Венесуэла. Мы пойдем другим путём




Я глубоко убежден, что модель общества с государственным управлением ведущих отраслей промышленности и госконтролем природных недр, с полной свободой малого и среднего бизнеса, - будущее человечества, к которому оно когда-нибудь придет, когда наконец отойдет от оголтелого капитализма.

Коммунизм? Нет, коммунизм это утопия. Не в том что он плох, а в том, что он нереален в силу порочности самой сущности человека.

Либеральный капитализм? Отражает интересы успешных или родословных людей. Про какое-либо равноправие можно забыть. Уродливое расслоение на социальные классы неизбежно.

Проще говоря, я - за социализм, с широкими полномочиями частного предпринимательства.

Но пример Венесуэлы нам показывает как не надо строить социалистическое государство.

Венесуэльское руководство сразу пошло на конфронтацию с США. Я далеко не сторонник Штатов, но не стоит ссориться с богатыми соседями, не имея или более-менее прочного независимого экономического положения, или мощных вооруженных сил. Даже скажу так: в первую очередь - армию. Преданную и хорошо оплачиваемую ( вспомните Ливию или оцените Сев.Корею ). И разностороннюю экономику, конечно.

Бюджет же Венесуэлы почти на 100% зависит от нефти. Половина которой поставляется в США.

Чтобы понять в чем провал политики руководства страны последних лет нужна историческая справка:

До национализации 1976 нефтяные месторождения разрабатывались на основе концессий, среди владельцев которых сначала преобладали компании Великобритании, а с конца 1920-х — корпорации США. Согласно условиям концессий, их владельцам принадлежало добытое сырьё, и они же устанавливали на него цены. Государство же получало крайне низкую концессионную пошлину, плату за недра, пропорциональную объёму производства, и налог на прибыль.
За период с 1917 по 1975 общий размер доходов иностранных нефтяных корпораций в Венесуэле превысил $200 млрд, тогда как государство получило лишь около $45 млрд.

В 1973—1974 цены на нефть на мировом рынке, а следовательно, и доходы Венесуэлы от экспорта нефти выросли на 400 %. Это дало правительству средства для осуществления далеко идущих планов, включавших развитие сельского хозяйства, гидроэнергетики и новых отраслей тяжелой промышленности, особенно металлургической; строительство промышленных предприятий предполагалось в восточной части Венесуэлы — в Сьюдад-Гуаяне и других городах. Темп экономического роста в 1970—1977 составлял 5,7 % в год.

Еще в 1976 году при президенте Карлосе Пересе нефтяная промышленность Венесуэлы была национализирована, однако Венесуэла не смогла эффективно использовать создавшиеся возможности и возросшие поступления от экспорта нефти для увеличения собственного нефтедобывающего потенциала, развития обрабатывающей промышленности, создания многоотраслевого хозяйства, снижения зависимости экономики Венесуэлы от нефти. Государственная нефтяная компания Petroleos de Venezuela SA (PDVSA) работала крайне неэффективно, расходуя значительные средства на дорогостоящие и амбициозные проекты, жалование высокопоставленным работникам. Несмотря на высокие цены на нефть, вырос внешний долг.

После 1977 в экономике наблюдался застой. Пытаясь добиться стабилизации в экономике, сменявшие друг друга правительства принимали меры по усилению рыночного сектора в экономике.

В конце 1980-х резкое снижение нефтяных цен на мировом рынке привело к экономическому кризису. В 1988 году бюджетный дефицит составил 15 % ВВП. В 1989 президент Карлос Перес, вновь избранный на этот пост, начал осуществление программы экономической стабилизации и структурной перестройки, разработанной по инициативе МВФ, предполагающей жесткую экономию и сокращение расходов. Предпринятая им шоковая терапия вызвала массовое недовольство населения, волнения и вспышки насилия. Только за 1989 год инфляция составила 84,5 %. Перес был отстранен от власти.

В 1994 и 1995 правительство Рафаэля Кальдеры следовало провозглашенной им во время избирательной кампании более либеральной программе (отчасти имевшей популистский характер), однако в 1996 приняло неолиберальную программу, предусматривавшую новые соглашения о займах с МВФ и проведение структурной перестройки экономики. Кальдера вновь открыл эту отрасль для иностранных консорциумов, которые занялись разведкой и разработкой месторождений легкой и средней нефти на условиях раздела продукции.

С приходом к власти Уго Чавеса в 1999 году был принят закон, предполагающий усиление роли государства и увеличение налогообложения в нефтяной сфере. Доля государства в нефтеразведке и нефтедобыче была установлена на уровне не ниже 51 %. Значительно увеличена и плата за недра. Недовольный реформами персонал PDVSA начал бастовать, но Чавес подавил "мятеж", уволив почти половину работников компании (около 18 тыс чел).

Внутренние цены на бензин в Венесуэле с 1998 года сохранялись на уровне 3 американских цента за литр и были самыми низкими в мире. Только в 2007 году их слегка повысили - до 5 центов США за литр.

ВВП Венесуэлы составил в 2002 приблизительно 131,7 млрд долл., а средний доход на душу населения был самым высоким в Латинской Америке. Это прочно обеспечивал высокий уровень нефтедобычи. Половина нефти, добываемой в Венесуэле, экспортируется в США. Венесуэльская нефть на конец 2006 года составляла 13 % нефтяного импорта США.

В 2007 Уго Чавес объявил о предстоящей национализации крупнейших в Венесуэле телекоммуникационной и электроэнергетической компаний — Compania Nacional de Telefonos de Venezuela (CANTV) и EdC, контролируемых американскими фирмами.

( Поссорились с Штатами на ровном месте. Даже я, ватник, это признаю ).

Эх, ребята, вам бы на этом и остановится...

Но венсуэльские социалисты-максималисты не таковы.

Первым делом они ввели фиксированный курс боливара. Что сразу привело к охлаждению энтузиазма иностранных инвесторов вкладываться в местную экономику.
Возник сразу дефицит, который только стал усугубляться. Причем дефицит даже на самые важные и необходимые продукты, в том числе и медикаменты. Чтобы решить эту проблему, правительство решило ввести фиксированные цены на продукты во всех магазинах, в том числе, разумеется и частных. Руководство страны обьявило «фронтальную борьбу со спекулянтами и укрывателями продовольствия», незаконными валютными операциями.

Частный бизнес решил не сдаваться и стал укрывать продукты и товары, продавая их втридорога "из-под прилавка". Армия и полиция ответила на это репрессиями.
Как пример одной такой операции: В ноябре 2013 года по распоряжению президента Николаса Мадуро были арестованы владельцы и сотрудники сетей по продаже электобытовых товаров. С помощью армии и полиции товары были распроданы по цене 10 % от обычной стоимости.

При этом экономика страны продолжала прочно ориентироваться только на углеводороды, не особо печалясь по развитию других отраслей промышленности и статей дохода.

И стоило цене на черное золото упасть - страна погрузилась в беспорядки и хаос. Такой, что Мадуро был вынужден ввести Чрезвычайное Положение в стране.

В прошлом году цены выросли в 3 раза ( что уже привело к разгрому десятков супермаркетов ).
Курс венесуэльского боливара упал в 70 раз.

Либеральная проамериканская оппозиция, получившая большинство в парламенте в декабре 2015 года, требует же только одно - отставки действующего президента и приватизации нефтедобывающей отрасли. Ничего более конструктивного они предложить не в силах.

Масла в огонь подливают события в соседней Бразилии с ее скандалом импичмента президенту Дилме Русеф.
Немного приглушил напряженность недавно, как ни странно Китай, который одолжил еще 5 млрд$ в августе прошлого года.

Но как показывают события, это было ненадолго...

*** На фото: Национальный парк Канайма, Венесуэла. Вот бы им туризм развивать, а?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments